Интервью Елена Гуршал

Заглянуть за горизонт

В июне 1994 года было подписано первое в России Соглашение о разделе продукции (СРП) между компанией «Сахалин Энерджи» и Российской Федерацией (в лице федерального правительства и администрации Сахалинской области). Это событие стало отправной точкой проекта «Сахалин-2». Через два года после подписания соглашения за штурвал власти в Сахалинской области встал новый губернатор – Игорь Фархутдинов. Будущее развития шельфовых проектов во многом зависело от его позиции по этому вопросу. Об этом наш разговор с Алексеем Баяндиным – в те годы он был пресс-секретарем губернатора.

Пресс-секретарь Алексей Баяндин и Губернатор Игорь Фархутдинов.

Сторонником или противником режима СРП был Игорь Фархутдинов – этот вопрос сегодня звучит несколько искусственно. Ответ заключен в успешной реализации двух нефтегазовых проектов...

− Почти четверть века назад это было не столь очевидно. Думаю, что роль Игоря Павловича в реализации нефтегазовых проектов трудно переоценить, она – огромна. Когда он стал губернатором, СРП по проекту «Сахалин-2» было уже готово, через год было подписано соглашение и по «Сахалину-1». Но от подписи до реализации − дистанция огромного размера. Тем более что это было очень сложное время и для страны, и для острова: забастовки шахтеров, веерные отключения электричества, удары стихии, морское браконьерство, контрабанда, безработица…

Как экономист и политик, Фархутдинов трезво оценивал ситуацию и понимал, что для того, чтобы поднять регион, путь только один – реализация шельфовых проектов. Ничто другое не могло дать такой приток средств в областную казну, потому что островная история − это всегда дорого. Как ни развивай производство, как только речь заходит о транспортной составляющей – экономика не клеится и проект летит. А тут уже разведанные и подтвержденные запасы углеводородов и проработанные СРП! Выбор очевиден.

Время было непростое. Во время встречи с жителями.

− Но не для всех. Я помню лозунги тех времен о распродаже Родины. И это еще не самый обидный. В конце 90-х иногда выражений не выбирали.

− Было очень сильное сопротивление. Аргументы были самые разные, среди них чаще всего встречался такой: «Нефть и газ не молоко – не прокиснут. Не нужно пускать иностранные компании на шельф, пусть сейчас мы не можем извлечь углеводороды из морских глубин, но придут следующие поколения, они смогут». Игорь Павлович понимал, что при таком оттоке населения, какой был в те годы, островному региону не до планирования задач для следующих поколений.

Председатель Государственной Думы РФ Геннадий Селезнёв и Губернатор Игорь Фархуднинов на нефтегазодобывающей платформе «Моликпак»

− Что ему помогло переломить эту ситуацию? Ведь многие депутаты и федеральные чиновники весьма скептически относились к проводимым в области экономическим реформам.

− Вера в собственную правоту. Его страстным желанием было добиться процветания региона. Говорю это совершенно искренне. Я работал рядом с ним много лет и знаю, что он с открытыми глазами шел к этой цели, не щадя ни себя, ни тех, кто работал рядом с ним. Игорь Павлович был трудоголиком, не представлял себя вне работы. Но он не был этаким фанатиком с горящими глазами, он был реалистом, обладал даром убеждения и харизмой, умел дружить. Он объяснял, показывал, доказывал: депутатам, представителям различных министерств, инвесторам, будущим покупателям сахалинского газа. Со счета собьешься, пересчитывая поездки, командировки, визиты, страны, континенты. А сколько делегаций приняли на острове! О своей работе губернатор говорил: «Приходится зашивать штаны белыми нитками – рвутся на ходу».

Во время установки поклонного креста на о. Юрий, Малая Курильская гряда. Справа от Игоря Павловича находится Игорь Ястржебский, пресс-секретарь, заместитель главы администрации Президента и помощник Президента РФ В.В. Путина

Помню совещание, в котором принимал участие первый полпред Дальневосточного федерального округа Пуликовский. Опять спорили о нефтегазовых проектах. И Константин Борисович совершенно искренне сказал, что, по его ощущениям, в стране шельф нужен только одному человеку – Фархутдинову. Никто его не поддерживает, хотя ясно видно, что это единственный путь, чтобы регион вылез из экономической ямы, в которой сидел давно и безнадежно.

− Островитяне поверили Фархутдинову и в 2000 году избрали его на очередной губернаторский срок. И уже по итогам 2001 года область заняла второе место в России (после столицы) по объему иностранных инвестиций. Многие зарубежные компании узнали о Сахалине, он обозначился на энергетической карте мира.

− В 1997 году в Лондоне прошла первая конференция «Нефть и газ Сахалина», в ней участвовали ведущие мировые нефтегазовые корпорации и финансовые институты. Игорь Павлович понимал, что для того, чтобы привлечь инвесторов, развивать международные связи, нужно показать товар лицом − убедить деловые круги, что Сахалин готов к развитию.

На конференции «Нефть и газ Сахалина» в Лондоне, слева от Игоря Павловича, заместитель губернатора Сахалинской области Галина Павлова, 20 лет курировавшая нефте-газовые проекты Сахалинской области

Кроме того, мы проводили презентации Сахалинской области в разных странах и городах. Помню, в Вашингтоне заболел основной докладчик, нужно было срочно найти выход из положения. Поручили мне. Я подумал: «Прочитаю с выражением, ничего страшного». Закончил выступление, а председатель говорит: «А теперь вопросы». Я вижу, что наши иностранные коллеги, те, кто были в курсе происходящего, тихо «сползают» по стене. Но я сумел ответить, хотя даже не помню, как это произошло. Включился, когда меня стали хлопать по плечу и говорить: «Good job, good job». Игорь Павлович требовал от членов своей команды, чтобы они были полностью вовлечены в дело.

− Алексей Иванович, вы сказали, что Фархутдинов был не только хорошим политиком, но и экономистом.

− Он был доктором экономических наук, написал несколько интересных книг, преподавал в Сахалинском государственном университете. Мне удалось побывать на некоторых лекциях. Это было очень интересно, он хорошо владел материалом и рассказывал очень просто. Прошло уже много лет, а я до сих пор помню и могу их пересказать. Он не поучал, а рассказывал студентам о том, чем сам был страстно увлечен, – об экономическом развитии островного региона. Он завоевывал сторонников, чтобы молодые люди могли ориентироваться в новых реалиях. Кроме того, Игорь Павлович умел пошутить, развеселить аудиторию, у него было чувство юмора.

Во время закладки офиса компании «Сахалинская энергия» 30 июня 1998 г.

− Многие, кто знал Игоря Павловича, вспоминают еще о том, что он был хорошим спортсменом.

− Он всю жизнь занимался спортом, любил лыжные гонки. Кстати, при нем была построена база спортивной школы, появились первые ратраки. Игорь Павлович первым на Дальнем Востоке построил лыжероллерную трассу, этот проект поддержала компания «Сахалин Энерджи». Занятия спортом помогали ему снимать стресс, он работал каждый день без выходных с половины седьмого утра почти до полуночи, 15 лет не был в отпуске. Благодаря ему я увлекся лыжным марафоном. Посмотрел, как он пробегает 30-километровую дистанцию, и подумал, неужели я не смогу. До сих пор бегаю. Вместе мы покорили гору Лопатина. Первое восхождение не удалось, пошел снег. Через несколько дней мы сделали вторую попутку. Это было очень тяжело: склоны высокие, нужно было торить проход в глубоком снегу, делали это по очереди, сменяя друг друга. Я себе сказал: «Последний раз на это подписываюсь». Дошли до вершины – в глазах красные круги, казалось, ни на какие эмоции сил уже не осталось. Отдышались, встали. Боже! Красота какая! Непередаваемое чувство.

Игорь Фархутдинов на старте лыжного марафона

− Как будто смогли заглянуть за горизонт?

− Игорь Павлович уж точно смог это сделать – он увидел то, чего остальные еще не видели. Уникальный был человек, умел убедить всех, срастить все интересы, и все для того, чтобы в выигрыше оказался регион.

За несколько дней до гибели он проводил пресс-конференцию по шельфовым проектам. Игорь Павлович был очень воодушевлен, был прогресс в их реализации, бюджет пополнялся, все, о чем он мечтал, начинало претворятся в жизнь. Шутил, улыбался, пресс-конференция затянулась часа на два. Иногда кажется, что он что-то предчувствовал (хотя так часто кажется, когда человек внезапно уходит из жизни), он как будто торопился жить, торопился заложить прочную основу для области, оставить свой след. Может, неслучайно одной из его любимых песен была «Есть только миг между прошлым и будущим. Именно он называется жизнь».

Беседовала Елена Гуршал

«Вести Сахалин Энерджи» Июнь 2020

Фото из архива Алексея Баяндина

P.S.  «Впервые в истории России мы начнем продавать сжиженный природный газ. Это уже не сырье, а готовая продукция. И налоговая отдача от нее будет неизмеримо выше, чем от сырья. В области уже не идет речь о выживании − говорим о создании высокоэффективной экономики, которая поможет поднять уровень жизни сахалинцев и курильчан»

Игорь Фархутдинов (из интервью «Российской газете»)

Игорь Фархутдинов − губернатор Сахалинской области в 1995–2003 годах. 20 августа 2003 года на Камчатке пропал вертолет, на борту которого находился губернатор и его команда. 23 августа были обнаружены обломки вертолета. Причиной падения стал поздно замеченный из-за облачности выступ сопки. Пилоты пытались резко набрать высоту, в результате чего винтовые лопасти отрубили хвостовую балку. Вертолет упал с высоты 1300 метров. Погибли все 17 пассажиров, в том числе Игорь Фархутдинов, и три члена экипажа.

Президент РФ Владимир Путин, Министр по делам ГО и ЧС Сергей Шойгу и Губернатор Сахалинской области Игорь Фархутдинов. (С.К. Шойгу и И.П. Фархутдинов выпускники Красноярского политехнического института)

На церемонии прощания президент России Владимир Путин сказал, что Фархутдинов «умел спокойно, без лишней суеты отстаивать интересы своего региона и делал это достойно и профессионально».

*Эта конференция служит деловой платформой для нефтегазовой отрасли страны, предоставляя уникальные возможности для всех участников рынка. Первоначально она проводилась в Лондоне для привлечения западных инвесторов, в 2007 году была перенесена в Южно-Сахалинск, и последние 12 лет проводится островном регионе.