Исследование Сахалина и Курил

Евгений Мархинин – человек вулкан

Академик Е.К.Мархинин

Об этом великом учёном вулканологе мне удалось узнать, когда ещё будучи студентом естественно-географическом вакультете, Южно-Сахалинского педагогического института, мне в руки попалась его книга «Кольцо Плутона».

Евгений Мархинин — личность, по масштабу соизмеримая с норвежцем Хейердалом и исследователем вулканов французом Тазиевым. Гаруна Тазиева знает вся Франция, Тура Хейердала — весь мир. О Евгении Мархинине хорошо знают вулканологи страны. Всю свою трудовую жизнь он провёл на вулканах.  Но об основателе науки – биовулканизм, мало кто слышал не только на Сахалине и Курилах, но и в его родном Ростове на Дону.

Предлагаю вашему вниманию фрагменты статьи об академике Евгении Константиновиче Мархинине  в газете «Ростов официальный» в № 42, от 2014 года.

Родился Мархинин в Ростове-на-Дону. В семидесятые годы прошлого столетия по нашим телеэкранам прошёл фильм француза Тазиева «Встреча с дьяволом». Это был красочный фильм об огне, рвущимся из жерл вулканов, о багровых реках лавы, стекающей вниз, о взрывах вулканических бомб. Я восхищался этим французом, который лез в этот дьявольский огонь, и невдомёк мне было тогда, что есть такой советский вулканолог Евгений Мархинин. Потом я с удивлением прочитал у Тура Хейердала: «Вы можете погреться среди вулканов под надёжным присмотром Тазиева и Мархинина». И когда я сам на Кунашире, одном из островов Курильской гряды, в конце восьмидесятых слышал погромыхивания вулкана, ласково названного Тятей, то не представлял даже, что тут всё исхожено Мархининым. И что здесь вызревала его знаменитая теория происхождения жизни на Земле от вулканов, названная биовулканизмом и одобренная самим академиком Опариным. Эх, не знаем мы своих настоящих героев.

Когда Жене Мархинину было одиннадцать лет, а это был страшный 1937 год, арестовали его отца, командира Красной армии. Больше они с мамой его никогда не увидели. Но хотя их выселили из московской квартиры, где они к этому времени жили, за 120 километров от Москвы под город Малоярославец и лишили всего имущества, мальчик не ожесточился, не стал меньше любить Родину. Всё произошедшее он считал ошибкой НКВД. Через четыре года наступил 1941 год. Началась Великая Отечественная война. И Женя написал стихотворение, которое было напечатано в Малоярословецкой газете:

Он знает, за что он идёт воевать,

За что он идёт свою кровь проливать.

Он Родину любит, как старую мать,

И жизнь за Отчизну готов он отдать.

Именно под Малоярославцем главнокомандующий русских войск Кутузов преградил императору Наполеону путь, заставил войска его повернуть на запад. Французы писали, что у этого города «остановилось завоевание Вселенной, и были утрачены плоды двадцатилетних побед». А что, немцы из другого теста сделаны?

Евгению Мархинину не исполнилось и восемнадцати лет, когда он ушёл в Красную армию воевать с фашистами. Через год, в 1944 году, был тяжело ранен, полгода провалялся в госпитале и был комиссован.

Очередная беда — смерть мамы. В 1948 году. Боль захлестнула так, что дышать было нечем. Таисии Петровне было всего пятьдесят лет.

Жизнь всё время закаляла его, но он всё ещё оставался, как говорит сам о себе Евгений Константинович, дурак дураком, многого не понимая. И когда умер Сталин, Евгений откликнулся на его смерть патриотическим стихотворением в духе того времени. Мархинин уже окончил Московский геолого-разведочный институт и работал в Средней Азии на разведке угольных месторождений. И только в 1956 году, после разоблачения культа личности вождя всех народов и последующей реабилитации своего отца, с глаз аспиранта лаборатории вулканологии АН СССР стала спадать пелена, особенно после прочтения романа его земляка Солженицына «Один день Ивана Денисовича».

Студент Евгений Мархинин

Как-то юный Женя прочитал рассказ о вулкане Кракатау, в который пьяные французские артиллеристы выстрелили из мортиры. Снаряд попал в жерло потухшего вулкана, там взорвался, и от неожиданности вулкан начал пыхтеть и тоже взорвался. Погибли и туземцы, жившие у его подножья, и артиллеристы, и ещё много людей. И, может быть, тогда у мальчика возникло желание во всём разобраться самому. И Евгений Мархинин стал разбираться.

Тридцать пять лет будущий академик отдал полевым исследованиям на вулканах Камчатки и Курил. Это работающие вулканы Ключевская сопка, Толбачик, Безымянный, Шевелуч, Алаид, Эбеко, Тятя, Менделеева и ещё несколько десятков молчащих. И если Мархинина высадить с завязанными глазами в окрестностях одного из них, то он их узнает по запаху газов, по звуку фумарол. Побывал он за эти годы и на вулканах Италии: Этне, Везувии, Вулкано; и на японских вулканах: Фудзияме, Ассо, Сакурадзиме, и в Исландии на Гекле. И двадцать лет, уже живя в Туапсе, внимательно наблюдает за Эльбрусом и Казбеком. И ни один вулкан не оставлял его равнодушным…

Извержение вулкана. Трудно представить природное явление более грозное, разрушительное… Но извержение извержением, а вулканологам надо идти работать. Туда, где лава переливается через край кипящей «кастрюли с адским варевом».

Остров Итуруп, вулканическое плато Янкито,

Учёный вспоминает свой обычный день на вулкане…  «Мороз. Жестокая метель. Идём к яркому жёлтому истоку. Становится жарко. Колеблется нагретый воздух. Лава течёт со скоростью полметра в секунду. Температура её превышает тысячу градусов. Подхожу к истоку и бросаю на лаву большой плоский камень. Камень медленно погружается в огненную реку. Запрыгиваю на него. Титановая трубка у истока входит в лаву легко, как в обычное тесто. Из свободного конца трубки выделяется газ. Чистый. Магматический! Мы отбираем пробы газа и пепла. Ветер дует с такой силой, что прижимает нас к камням. Если бы не горячая лава вокруг, было бы очень холодно, а так нас одолевает жар и едкие газы. Заканчиваем работу и отходим в более безопасное место. Поджариваем на лаве хлеб и пьём чай с гренками из термоса. Теперь пора на базу. Сходим с горячей лавы на снег, становимся на лыжи и опять попадаем в объятия горячей метели…»

Остров Кунашир, вулкан Тятя, снимок из космоса

В 1973 году в анализах проб, взятых во время извержения кунаширского вулкана Тятя, обнаружили аминокислоты - кирпичики жизни. По подсчётам Мархинина, общая масса их в пепле вулкана - около ста тысяч тонн. Было где разгуляться животворящим процессам. Было предсказано открытие мирового значения: в пепло-газовом вулканическом столбе, пронизываемом молниями, образуется биологически важные органические соединения. Мархинин-учёный считает, что Природа делает первый шаг от Неживого к Живому в процессе вулканических извержений. А Мархинин-поэт пишет так:

Не из ребра Адама —

Из пепла изверженья

Возникла Пра-пра-дама

В весёлый день творенья!

Книга Евгения Мархинина, изданная в Москве в 1980 году, где изложена теория учёного, ставшего родоначальником нового направления науки -  биовулканизма