Путешествия Григорий Смекалов, г. Александровск-Сахалинский

Шантары. Фонтаны на горизонте

     Люди бьют китов давно. Великанских морских млекопитающих не спасли ни размеры, ни умение глубоко нырять и подолгу находиться под водой. Сотни небольших, но крепких шхун выходили в океан на промысел, ведь киты шли нарасхват! Жир - для освещения (им заправлялись городские фонари), спермацет - для парфюмеров, китовый ус (роговые пластины в пасти беззубых китов) - в салоны мод, ведь изящные талии городских дам создавались корсетами из китового уса. И, конечно, китовое мясо тоже пускалось в ход. И вновь, предостерегу от осуждений современных экологов. Русский морской офицер Збышевский, служивший на Охотском море, сообщал, что американские китобои за 1847-1861 гг. получили продукции из добытых в русских водах китов на сумму 130 млн. долларов. (Цены того времени и сегодняшние , таки, две большие разницы, как говорят в Одессе... -Г.С.) Цена жира в то время была 30 -40 долларов за баррель (а это не черное золото - нефть - Г.С.) и 70 центов за фунт китового уса. В Охотском море ежегодно вело промысел не менее ста иностранных судов, каждое из которых получало за сезон не менее 1 тыс. баррелей жира и не менее 9600 фунтов уса. Основным рынком сбыта китовой продукции был порт Гонолулу.

Одна из заброшенных могил китобоев , снятая мною на Большом Шантаре...

     Но и китобои несли потери. Шторма топили корабли, раненые киты разбивали вельботы. А в приморских тавернах моряки рассказывали о белом ките - убийце Моби Дике, который первым нападает на китобойное судно и топит его вместе с командой. 

 

                                                  

Кейзерлинг Генрих Гугович (08.06.1866-08.12.1944) китобой

     Долгое время (более 60 лет, свидетель и участник главных исторических событий в жизни острова) одним из символов моего городка Александровска-Сахалинского являлся остов китобойной базы "Михаил", принадлежавшей  "Тихоокеанскому китобойному и рыбопромышленному акционерному обществу графа Г.Г. Кейзерлинга и К". До 1968 года, когда штормом были разбиты борта судна, я с дедом привязывал ставной невод к бортам и ловил рыбу. Котлы этой базы и сегодня видны на рейде города. Генрих Гугович Кейзерлинг в 1899 году создавший китобойное общество был одним из прототипов главного героя трилогии "Китобои" капитана Лигова , описанного дальневосточным писателем Анатолием Ваховым. Так же, как и два его соратника Отто Васильевич Линдгольм (проливом названным его именем мы идём на Шантары своим катамараном) и первый дальневосточный китобой Аким Дыдымов.

     Китобойная база "Михаил" работала успешно. Только за 1903 год ею добыто 99 китов. Местом добычи служили в основном Шантары. В 1904 году грянула война и "Михаил" стоявший на ремонте в Осаке, стал военным призом Японии. Война пришла и на Сахалин. Ведомый японским капитаном "Михаил", как грузовое судно, был посажен им на мель на рейде Александровска.

     Вся эта информация (опубликована, естественно тысячная часть) роилась в моей голове, пока мы шли проливом Линдгольма к бухте Врангеля. Сердце билось учащенно от предстоящей встречи с китами. Как то они нас примут, не опасно ли для катамарана близость к могучим животным...

    Мне довелось видеть китовое сафари и в Норвегии (Норд Кап и Лофотены), и в Австралии (Брисбен), и на Аляске (Кодьяк и Спрюс айленд), и в Новой Зеландии (Окленд)... Поверьте, ничего лучшего, как в бухте Врангеля я не видел.

 В относительно небольшой бухте я насчитал не менее восьми китов и пару косаток... Мои товарищи утверждают, что их было больше...

                     

Стало быть, в бухте Врангеля я видел Серых китов, южных (мне показалось гренландских...), косаток и белух...

Приключения следуют...