Во славу Российского флота Валентин Смирнов

Арктическая одиссея лейтенанта Колчака

Инициатором подготовки Русской полярной экспедиции и ее руководителем был из- вестный полярный исследователь барон Э.В. Толль (1858–1902). 15 апреля 1898 г., выступая в Императорском Русском географическом обществе (ИРГО), он изложил план организации экспедиции для открытия «Земли Сан- никова», которую, как уверял Толль, он наблюдал с северо- западного мыса острова Котельный (Новосибирские острова) в ав- густе 1886 г. На этом заседании присутствовали известные русские ученые П.П. Семенов (вице-председатель ИРГО), вице-адмирал С.О. Макаров, Ф.Б. Шмидт, А.И. Воейков, генерал-майор по Адмирал- тейству М.А. Рыкачев, Ф.Н. Чернышев и выдающийся норвежский полярный путешественник Фритьоф Нансен. Эдуард Васильевич Толль полагал, что «Земля Санникова» расположена примерно в 150 километрах к северу от о. Котельный. Позднее его проект был опубликован. В нем Толль, в частности, писал: «Девятнадцатое столетие приходит к концу и оставляет нам многое еще сделать для довершения работ в области научных завоеваний на Русском Севере, давшихся рядом тяжелых жертв со стороны первых русских исследователей. Кому, как не русским, приличествует выполнить эту задачу?.. Я уверен, что, если мы возьмемся за дело, не пройдет и 2–3 лет, как отнято будет от нас последнее поле действия на севере от сибирского берега –

Земля Санникова».
Нансен высоко оценил план Толля и дал ему несколько важных рекомендаций. Он, в

частности, советовал Толлю приобрести для экспедиции китобойное судно, а в ходе ее стать на зимовку на о. Беннетта, чтобы иметь возможность изучения прилегающих районов Север- ного Ледовитого океана.

Вскоре после заседания вице-председатель ИРГО П.П. Семенов направил в Петербург- скую Академию наук письмо с предложением организовать экспедицию для поисков «Земли Санникова». Однако лишь в декабре 1898 г. Толль выступил с изложением своего проекта в Академии наук. Кроме поисков «Земли Санникова» он намеревался произвести комплексное обследование Таймырского полуострова и других берегов северных морей.

Несколько позднее Толль представил ученым «Проект Русской Полярной экспедиции» с приложением сметы, который был одобрен академической комиссией. Однако для деталь- ной разработки всех вопросов, связанных с организацией экспедиции, была образована меж- ведомственная «Комиссия по снаряжению Русской Полярной экспедиции», которую возгла- вил академик Ф.Б. Шмидт. В нее вошли академики О.А. Баклунд, А.П. Карпинский, В.В. За- ленский, С.И. Коржинский, М.А. Рыкачев, адъюнкт Ф.Н. Чернышев, младший зоолог Н.М. Книпович, начальник Военно-топографического отдела Главного штаба генерал-лейтенант О.Э. Штубендорф, директор Главного гидрографического управления генерал-лейтенант.

К.И. Михайлов, князь Б.Б. Голицын, флигель-адъютант граф А.Ф. Гейден, бароны Э.В. Толль, Ф.Ф. Врангель и Ф.Ф. Рауш-фон-Траубенберг.

По представлению министра народного просвещения Государственный совет утвердил смету расходов для организации экспедиции в сумме 180 000 рублей. Кроме того, 60 000 рублей было выделено на покупку подходящего судна. На эти деньги Толль купил в Норве- гии, по рекомендации Ф. Нансена, деревянную парусно-паровую шхуну «Гаральд Харфа- гер», которая была переоборудована и переименована в «Зарю». Она имела следующие ха- рактеристики: водоизмещение – 1082 т, длина – 43,9 м, ширина – 10,1 м, осадка – до 5,2 м, скорость на чистой воде – 6–8 уз.

В состав экспедиционного отряда вошли зоолог А.А. Бялыницкий-Бируля, астроном и магнитолог Ф.Г. Зееберг, бактериолог Г.Э. Вальтер. Командиром «Зари» был назначен лей- тенант Н.Н. Коломейцев, старшим офицером – лейтенант Ф.А. Матисен. Вторым помощни- ком командира судна стал лейтенант А.В. Колчак. Всего экспедиция насчитывала (вместе с командой судна) 20 человек.

Александр Колчак оказался в составе экспедиции благодаря своей настойчивости и че- столюбию. Еще будучи кадетом Морского корпуса он мечтал открыть ...Южный полюс. Эта мечта не осуществилась, но желание прославить свое имя в науке не оставляло его. В 1895– 1896 гг. мичман Колчак служил на броненосном крейсере «Рюрик», который совершил пере- ход с Балтийского моря на Дальний Восток через Суэцкий канал и вошел в состав тихооке- анской эскадры. В период этого плавания Колчак по собственной инициативе и программе произвел океанографические исследования в Желтом и Японском морях. В начале 1897 г. он собирался изучать гидрологию Охотского и Берингова морей, для чего пытался попасть в экспедицию, отправлявшуюся в район Командорских островов. Но в это время Колчак был уже вахтенным начальником на крейсере 2 ранга «Крейсер», и его попытка не удалась. В мае 1899 г. на этом корабле он – уже лейтенантом – вернулся в Кронштадт.

Рутинная служба на боевых кораблях не внушала оптимизма 25-летнему офицеру (в ней не было места для подвига), и потому, узнав о предстоявшем плавании ледокола «Ер- мак» и транспорта «Бакан» к Шпицбергену под командованием вице-адмирала С.О. Макаро- ва, Колчак загорелся желанием отправиться в эту экспедицию. Но Макаров отказал ему, так как времени для решения вопроса об участии лейтенанта Колчака в плавании уже не остава- лось...

В июле–августе 1899 г. Колчак плавал на крейсере «Князь Пожарский» в Балтийском море и уже подумывал о выходе осенью в отставку, чтобы перейти в коммерческий флот или посвятить себя гидрологическим исследованиям в северной части Тихого океана. Однако, этого, к счастью, не случилось...

В начале сентября, находясь в Петербурге, Колчак узнал о подготовке в Академии наук полярной экспедиции и вскоре, после возвращения барона Толля из плавания на «Ермаке», встретился с ним. Эдуард Васильевич принял Колчака любезно, но ничего не обещал, по- скольку уже два офицера – Коломейцев и Матисен – были зачислены в состав экспедиции. Судьба, казалось, была беспощадна к Колчаку, и вскоре он вновь отправился на Дальний Во-

3

сток в качестве вахтенного начальника эскадренного броненосца «Петропавловск». Лейте- нант уже стал вынашивать планы своего участия в англо-бурской войне, чтобы добиться сла- вы на поле брани, защищая буров (для этого он собирался списаться с броненосца в одном из южных портов), как вдруг все изменилось. Когда «Петропавловск» находился в Пирее (Гре- ция), Колчак получил из Петербурга телеграмму с приглашением участвовать в Русской по- лярной экспедиции. Кроме того, президент Академии наук великий князь Константин Кон- стантинович направил в морское ведомство соответствующее ходатайство, и участь Колчака была решена. В начале января 1900 г. он прибыл на русском пароходе в Одессу, откуда поез- дом выехал в столицу.

Толль предложил Колчаку должность 2-го помощника командира судна с одновремен- ным исполнением обязанностей гидрографа. Под ними подразумевались промеры глубин, а также гидрологические и магнитные наблюдения. Колчак согласился. Однако, чтобы быть полностью готовым к участию в экспедиции, ему пришлось пройти курс обучения в Главной физической обсерватории в Петербурге и Константиновской магнитно-метеорологической обсерватории в Павловске.

В начале апреля 1900 г. лейтенанты Матисен и Колчак вместе с матросами прибыли в норвежский порт Ларвик, где Коломейцев наблюдал за переоборудованием «Зари». В мае «Заря» перешла в Христианию (с 1925 г. – Осло), где Колчак неоднократно встречался с Ф. Нансеном и изучал методы гидрологических исследований в его университетской лаборато- рии. Кроме того, Колчак смог познакомиться с новыми океанографическими приборами профессора Хирта...

По пути в Петербург шхуна зашла в Мемель (Клайпеду), где ее ожидал Толль. А 29 мая 1900 г. «Заря» ошвартовалась на набережной Невы. Здесь на нее погрузили необходимое снаряжение, приборы, морские карты, пособия для плавания и трехлетний запас продовольствия.

А.В. Колчак, Н.Н. Коломейцев и Ф.А. Матисен. Порт Тромсё. 1900 г.

8(21) июня 1900 г. яхта «Заря» (именно так она стала называться после приписки к сто- личному яхт-клубу) по- кинула Петербург и от- правилась в Северный Ледовитый океан (во круг Скандинавского полуострова). В начале августа «Заря» через пролив Югорский Шар вышла в Карское море, стремясь достигнуть мыса Челюскин – самой северной точки Азии. Участники экспедиции начали выполнять научные работы: производили драгировки, гидрологические наблюдения, изучали льды, со- бирали зоологические, ботанические и геологические кол- лекции. Однако в заливе Миддендорфа произошла вынуж- денная остановка – «Заря» 24 дня провела в ледовом плену. «Свободное плавание» после этого продолжалось недолго, и яхта вынуждена была зазимовать у берегов Таймырского по- луострова – в бухте Колин-Арчера, которую Нансен реко- мендовал Толлю как наиболее безопасную для зимовки.

А.В. Колчак на яхте «Заря». 1900.

Зимовка прошла в целом благополучно. Однако численный состав экспедиции уменьшился. С первых дней плавания между Толлем и Коломейцевым возник- ли разногласия, которые в даль- нейшем лишь обострились. По- этому весной 1901 г. командир судна вместе с промышленником Расторгуевым покинули «Зарю». Только со второй попытки они достигли материка на собачьих упряжках...

«Заря» в короне северного сияния. 30.12.1900 г.

Новым командиром яхты стал лейтенант Ф.А. Матисен. Колчак же был назначен стар- шим офицером. Он был активным членом экспедиции: нес вместе с командиром яхты ходовую вахту, выполнял про- мерные работы, брал пробы грунта, производил магнитные наблюдения, составлял навигационное описание берегов и островов, изучал льды. В период первой зимовки Колчак вы- полнил топографическую съемку района стоянки судна и со- ставил карту рейда «Зари». Вместе с Толлем он совершил 40- дневный поход к мысу Челюскин и показал себя выносли- вым и мужественным человеком. Один из островов Таймыр- ского залива, описанных и положенных на карту гидрографом экспедиции, Толль назвал именем Колчака (в 1920-е гг. был переименован в о. Расторгуева).

Ф.А. Матисен. Около 1920 г.

 

Толль высоко ценил старшего офицера «Зари». «Наш гидрограф Колчак – прекрасный специалист, преданный экспедиции», – отмечал он в своем дневнике...

30 августа 1901 г. «Заря», наконец, продолжила плавание на восток. Она смогла в эту навигацию подойти к о. Беннетта на 12 миль, но льды вновь помешали движению судна. Пришлось становиться на вторую зимовку у о. Котельный в море Лаптевых. Во время этой стоянки Колчак совершил две санные поездки. Ему удалось определить несколько астроно- мических пунктов, произвести съемку о. Бельковский и выполнить другие работы.

Академик, генрал М.А. Рыкачев

Не дожидаясь освобождения яхты из ледового плена, Толль вместе с астрономом Зее- бергом в сопровождении двух опытных промышленников – эвена Н.Протодьяконова и якута В.Горохова – 3 июня 1902 г. отправился в санно-шлюпочный переход к о.Беннетта. Он собирался там ожидать прибытия «Зари». Однако в навига- цию 1902 г. яхта из-за тяжелых льдов смогла подойти к о.Беннетта лишь на 90 миль. Матисен не рискнул оста- вить судно на третью зимовку, имея ограниченный запас угля, и, выполняя инструкцию Толля, привел «Зарю» в бухту Тикси. Это произошло 7 октября 1902 г. Матисен распорядился устроить летовку на о.Новая Сибирь на тот случай, если Толль и его спутники доберутся туда. Однако этого не случилось...

В декабре 1902 г. Матисен и Колчак вернулись в Петербург. В Академии наук уже были серьезно обеспо- коены судьбой группы Толля и решали, какие действия предпринять для ее спасения. У генерала М.А. Рыкачева

даже возникла идея отправить в Арктику ледокол «Ер- мак», но в конечном счете было одобрено предложение Колчака, поддержанное академиком 

Ф.Н. Чернышевым, об организации санно-шлюпочной спасательной экспедиции под руко- водством... лейтенанта Колчака.

Александр Васильевич отложил давно намеченную свадьбу и 9 февраля 1903 г. с груп- пой матросов отправился в Иркутск. Матисен ехал вместе с ним, чтобы в бухте Тикси пере- дать «Зарю» ее новым владельцам. Но вельбот с яхты боцман Н.А. Бегичев вместе с матро- сами переправили в устье р.Яны, в село Казачье. Оттуда Колчак и 16 его спутников на 12 нартах 5 мая отправились к о.Котельный. Нарты тянули 160 собак, причем 30 из них обеспе- чивали на двух нартах перевозку тяжелого вельбота. Торосы, снегопады и ветры были посто- янными спутниками отважных путешественников. Лишь через 20 дней спасатели добрались до южного берега острова. Отсюда Колчак часть людей отправил на материк и назначил две группы для устройства летовок на противоположных концах острова. Оставшиеся шесть че- ловек под его руководством приготовили вельбот к походу по льду (для этого к нему были приделаны полозья) и морскому плаванию.

В конце июня 1903 г., когда позволила ледовая обстановка, вельбот вышел в море. В условиях обильных снегопадов, многократных купаний в ледяной воде (плавание было при- брежным, и вельбот часто садился на мель) «колчаковцы» прошли вдоль южного берега о. Котельный и Земли Бунге, вдоль восточного берега о. Фаддеевский и через пролив Благове- щенский добрались до о. Новая Сибирь. Здесь, на северном берегу, они встретили ссыльного М.И. Бруснева, который летовал на острове по приказанию Матисена.

Два дня отдыха, и снова – в путь. Шли под парусами, шли на веслах, изредка отдыхали на льдинах. 4 августа 1903 г., преодолев более 70 миль, спасатели высадились на о. Беннетта. На мысе Эмма они нашли бутылку с тремя прошлогодними записками Толля и Зееберга, а затем – последние записи начальника Русской полярной экспедиции. Они включали отчет на имя президента Академии наук (на русском и немецком языках), перечень оставленных ин- струментов и записку следующего содержания: «Отправляемся сегодня на юг. Провизии имеем на 14–20 дней. Все здоровы. Э. Толль. Губа Павла Кёппена острова Беннетта, 26.X– 8.XI.1902 г.»

...27 августа Колчак и его товарищи вернулись на о. Котельный. Оставленные здесь поисковые группы вернулись ни с чем. Бруснев, обошедший о. Новая Сибирь, также никого не обнаружил. Толль и его спутники бесследно сгинули, попытавшись в тяжелейших усло- виях полярной ночи двигаться на байдарках среди льдов Северного Ледовитого океана...

7 декабря 1903 г. Колчак и подчиненные ему люди благополучно прибыли в село Каза- чье. Многомесячная поисковая экспедиция, в рамках которой был совершен поистине герои- ческий 90-дневный санно-шлюпочный поход отважной «семерки», закончилась. Лейтенант Колчак был награжден орденом Св. Владимира 4-й степени, матросы получили медали...

Отличившись в Арктике, Колчак отправил из Сибири предварительный отчет о своей экспедиции в Академию наук, женился в Иркутске (туда приехал его отец, отставной гене- рал-майор, а невеста Софья встретила Александра еще в Казачьем) и поспешил на Русско- японскую войну, в Порт-Артур. Там он также проявил себя как герой: в конце 1905 г. «за отличие в делах против неприятеля» Колчак был награжден золотой саблей с надписью «За храбрость» и орденом Св. Станислава 2-й степени с мечами.

...Вернувшись в Петербург, Александр Васильевич занялся обработкой материалов, собранных в период Русской полярной экспедиции, и подготовкой монографии, посвящен- ной морскому льду. Когда 6-имесячный отпуск Колчака подошел к концу, с согласия мор- ского начальства он был прикомандирован к Академии наук для завершения научных работ сроком до 1 мая 1906 г.

 

10 января 1906 г. в ИРГО Колчак выступил с докладом об экспедиции по поиску Толля и его спутников. В своем вступительном слове председательствующий академик Ф.Н. Чер- нышев представил морского офицера как «...исполнившего беспримерно смелое географическое предприятие». Доклад Колчака, который стал членом Географического общества, вскоре был опубликован в «Известиях» общества в виде ста- тьи под названием «Последняя экспедиция на остров Бенне- та, снаряженная Академией наук для поисков барона Толля». А 30 января 1906 г. по решению Совета ИРГО лейтенанту А.В. Колчаку была присуждена Большая золотая Константиновская медаль «за участие его в экспедиции барона Э.В. Толля и в особенности за путешествие на остров Беннета, составляющее в смысле слова необыкновенный и важный географический подвиг, совершение ко- торого сопряжено с трудом и опасностью».

В тот же день акаде- мик Ф.Н. Чернышев сообщил на совместном заседании от- делений Математической и Физической географии обще- ства об издании карты сибир- ского берега от Обской губы до Таймырского полуострова. Она была составлена Колча- ком по материалам работ Русской полярной экспеди- ции. Несколько позже он со- ставил еще три карты части Карского моря к западу от Таймыра.

22 марта 1906 г. Колчак сделал сообщение в Академии наук о завершении своей рабо ты над монографией о льдах Карского моря. Его труд получил высокую оценку и был опубликован в первом выпуске «Научных результатов Рус- ской полярной экспедиции в 1900–1903 годах под начальством барона Толля» (1909 г.). Таким образом, морской офицер Александр Колчак фактически добился постав- ленной в юности цели – впи- сал свое имя в героическую летопись полярных исследова- ний. И хотя его участие в экс- педиции Э.В. Толля многие годы замалчивалось – мешала посмертная «слава» «Верхов- ного правителя России» – не следует корректировать исто- рию: она не прощает искажений.

В заключение следуетотметить, что, хотя Русская полярная экспедиция 1900– 1902 гг. и не достигла одной из своих главных целей («Земля

Санникова» так и не была обнаружена), а несколько ее участников вместе с Толлем погибли в суровой Арктике, она имеет важное значение для истории нашей страны. Как справедливо писал известный географ В.М. Пасецкий, «богато оснащенная Русская полярная экспедиция стала свидетельством серьезного интереса России к своим владениям на северо-востоке. Плаванием «Зари» начинается цепь мероприятий по защите национальных интересов России на Чукотке, Колыме и Камчатке”.

Наконец, последнее. После неоднократных ходатайств общественности, летом 2005 г. Правительство Российской Федерации своим постановлением вернуло имя Александра Ва- сильевича Колчака острову в Таймырском заливе...

Валентин Смирнов, доктор исторических наук, директор ФКУ 
«Российский государственный архив Военно-Морского Флота».