Во славу Российского флота Владимир Чуйко

«Аврора» – кругосветка в три года или как капитан Изыльметьев трижды нанёс урон престижу британского и французского флага

Аврора - парусный фрегат Российского императорского флота типа «Спешный» 44-пушечного ранга.

 «Аврора» последний  русский военный парусник совершивший в середине XIX столетия кругосветное плавание в интересах Российско-Американской компании (РАК) под командованием И.Н. Изыльметьева.. 

Среди офицеров служивших на  фрегате было много в будущем выдающихся мореплавателей и исследователей, включая  Г.И. Невельской.

Фрегат был пущен на воду 27 июля 1835 года, и вошёл в состав Балтийского флота. 

Существует мнение, что имя фрегату дал лично император Николай I. Некоторые источники утверждают, что он повелел назвать новый корабль «в честь одной из самых красивых женщин Петербурга» - Авроры Карловны Демидовой-Карамзиной, фрейлины императрицы Александры Фёдоровны. Другие источники утверждают, что фрегат назвали, как тогда было модно, в честь римской богини утренней зари Авроры.

16 лет с 1836 по 1852 годы  фрегат находился в практическом плавании в Балтийском и Северном морях.

21 августа 1853 года фрегат «Аврора», под командованием капитан-лейтенанта И.Н. Изыльметьева, вышел из Кронштадта на Дальний Восток по маршруту Копенгаген- Христианзанд – Портсмут- Рио – де –Жанейро- мыс Горн, Кальяо – Петропавловск на Камчатке.

В ночь на 15 сентября 1853 года в Северном море фрегат испытал жесточайший шторм во время которого поломало 10-весельные шлюпы и фрегату были нанесены серьёзные повреждения. И только 25 ноября 1853 года после проведённых ремонтных работ в Портсмуте, взял курс к берегам южной Америки.

15 января 1854 года «Аврора» отдала якорь в гавани Рио - де -Жанейро. Здесь пришлось отстаиваться в ожидании попутных ветров. 31 января 1854 года ветер изменился, и фрегат вышел навстречу бурям и штормам коварного мыса Горн. 

«Авроре» и её экипажу тяжело дался этот переход: почти двадцать дней встречные штормовые ветры препятствовали выходу в Тихий океан. Фрегат нуждался в срочном ремонте: потекли палубные пазы, ослабел такелаж, на исходе были вода и провизия. Но судьба была милостлива к «Авроре», и когда казалось, что уже нет никакой надежды пройти мыс Горн, подул попутный ветер, фрегат, поставив все паруса, 13 марта миновав южную оконечность Американского континента, на двадцатый день фрегат пришёл  в перуанский порт Кальяо. 

В Кальяо неожиданностью явилось присутствие в бухте английских фрегатов «Президент» и «Пик» (под флагом контр-адмирала Дэвида Прайса), французских фрегатов «Форт» (под флагом контр-адмирала Фебверье де Пуанта) и «Евридика», французского брига «Облигадо». «Аврора» оказалась в ловушке. Из неё нужно было вырваться. 

Капитан фрегата «Аврора» Иван Николаевич Изыльметьев

Капитан-лейтенант И.Н. Изыльметьев обменялся с обоими адмиралами обычными в мирное время визитами вежливости, чем усыпил их бдительность. Русский капитан, зная о том, что скоро может начаться война и, предполагая, что со дня на день это известие может дойти до Кальяо, ускорил подготовку «Авроры» к переходу в российские моря, хотя внешне казалось, что корабельные работы шли по обычному распорядку. Русский фрегат, судя по всему, не торопился уходить. 

Но это была только видимость. Когда настал срок выхода в море, экипажем «Авроры», для обмана неприятеля была применена русская смекалка. В ночь на 14 апреля 1854 года, в сильный туман, с «Авроры» были спущены на воду семь десятивёсельных шлюпок. Моряки «Авроры» спустились в баркасы. В полной тишине был выбран якорь. Чтобы не ставить парусов и не разворачивать корабль носом, на шлюпки подали буксиры, и с помощью вёсел, русские моряки вывели фрегат в открытое море. Когда туман скрыл дозорное английское судно, «Аврора» вступила под паруса и исчезла в океане прежде, чем неприятель мог послать за ней погоню. Через неделю пароход «Вираго» привёз в Кальяо официальное известие, датированное 28 марта, о том, что уже объявлена война России. 

То, что «Аврора» совершила в ходе этого противостояния, стало поистине чёрным эпизодом в истории английского флота. Нет-нет, никаких масштабных морских побоищ не состоялось. Просто Изыльметьев сумел повернуть дело так, что действия его противников обсуждались на специально организованных прениях в английском парламенте. В ходе которых неоднократно, с гневом и раздражением, отмечалось, что Британский флаг был «Авророй» «позорно унижен и обесчещен». 

Для начала командующий англо-французской эскадрой контр-адмирал Дэвид Прайс бездарно упустил блокированный было в перуанском порту Кальяо русский фрегат. Хотя теоретически должен был ни в коем случае не дать ему уйти. Тем не менее, Изыльметьев, демонстрируя полную неготовность «Авроры» к каким бы то ни было действиям, сумел вывести свой фрегат из порта совершенно нештатным образом. Спустившись в шлюпки, матросы взяли корабль на буксир, и, пользуясь сильным туманом, на вёслах вывели его из бухты в открытое море.*

 *Источник Константин Кудряшов

Последний переход также был очень тяжелым. Как только «Аврора» вышла из тропиков фрегат оказался в полосе жестоких ветров. На фрегате практически не было ни одного здорового человека. При переходе из Кальяо в Петропавловск умерло 13 человек. Заболел и сам И.Н. Изыльметьев и 12 июля 1854 года сдал командование фрегатом старшему офицеру, капитан-лейтенанту Михаилу Петровичу Тиролю. 

Хотя специальное обследование показало, что «гигиенические условия, как оказалось, были на фрегате соблюдены вполне» (насколько это было возможно на корабле того времени), по приходе в Петропавловск (19 июля 1854 года) с фрегата было свезено на берег и отправлено на лечение на горячие ключи в деревню Паратунку 196 человек. 19 человек спасти не удалось. 

Переход из Кронштадта в Петропавловск «Аврора» совершила за 198 дней плавания под парусами. Самый длительный переход, из Кальяо в Петропавловск, был совершен в рекордно короткий срок — 66 дней. 

14 июля 1854 года Губернатор Камчатки, генерал-майор В.С. Завойко уведомил командира «Авроры» о том, что получил от американского консула известие: Россией объявлена война Англии и Франции. 

Основатель Аянского порта, первый военный губернатор Камчатки, генерал-майор  Василий Степанович Завойко  

В.С. Завойко приказал: «быть в совершенной готовности отражать нападение неприятельских судов». Небольшой гарнизон крепости, с помощью части пушек «Авроры», установленных на быстро построенных батареях, смог создать артиллерийскую систему обороны. Были сняты и переданы на береговые батареи орудия правого борта. Часть экипажа была переведена на берег в качестве резерва гарнизона, чтобы отразить высадку неприятельского десанта. Фрегат «Аврора» и военный транспорт «Двина» были поставлены на якоря в глубине бухты за косой Кошка левыми, вооружёнными, бортами к выходу из гавани Петропавловск-Камчатского. 

Утром 17 августа у входа в Авачинский залив появилась неприятельская эскадра в составе знакомых авроровцев по Кальяо: 2-х английских фрегатов «Президент», «Пик» и парохода «Вираго», французских: фрегата «Форт» и фрегата «Евридика», брига «Облигадо» (всего 212 орудий) с 2,7-тысячным экипажем и десантом под командованием английского контр-адмирала Дэвида Прайса и французского контр-адмирала Фебрие де Пуанта. Попытки английского 6-пушечного парохода «Вираго» провести разведку в гавани были пресечены метким огнём орудий «Авроры», «Двины» и батареи № 2.

18 августа вечером противники впервые обменялись артиллерийскими выстрелами.

Через сутки противник высадил 600 человек десанта. Бой продолжался почти восемь часов, и десант к наступлению сумерек был защитниками крепости отброшен обратно на суда. Нервы контр-адмирала Прайса всего этого не выдержали. Он застрелился. Командование над эскадрой принял контр-адмирал де Пуант.

20 августа после мощного артиллерийского обстрела противник вновь высадил десант, который, пробыв на берегу всего несколько минут и, даже не вступив в боевое соприкоснование с отрядом защитников Петропавловска (130 человек), шедшего в контратаку, бежал обратно на суда эскадры.

24 августа, после обстрела союзной эскадрой русских береговых батарей и кораблей, контр-адмирал Де Пуант высадил около 950 человек десанта. В итоге жестокого боя противник потерял ранеными и убитыми более 400 человек и отошёл на свои суда, сильно повреждённые русской артиллерией. В критический момент сражения с фрегата «Аврора» высадились 3 десантные команды. Отрядами моряков фрегата командовали лейтенанты Николай Фесун, Дмитрий Жилкин и Константин Пилкин. Кульминацией сражения стал штыковой бой 350 русских стрелков и моряков с «Авроры» и «Двины» с почти втрое превосходящими силами десанта. В коротком, но жестоком бою враг был сброшен с Никольской сопки в море.

В ходе отражения штурмов (18—24 августа 1854) Петропавловского порта «Аврора» получила серьёзные повреждения: ядром была пробита грот-мачта, перебит такелаж, повреждены пушки.

После безуспешной попытки взять Петропавловск вражеская эскадра рано утром 27 августа 1854 года ушла в открытое море. 

Фрегат «Аврора» в Авачинской бухте на Камчатке 

Дэвид Прайс пошёл к Петропавловску, имея целью высадку десанта и захват города.
Явившись на рейд Петропавловска, Прайс обнаружил там «Аврору» и её 44 орудия, частично расположенные на береговых батареях. А также дружелюбные улыбки экипажа фрегата, что был полностью готов к отражению десанта. Понимая, что просчётов, медлительности и проявленной некомпетентности ему в Британском Адмиралтействе не простят, Дэвид Прайс пускает себе пулю в висок. Два-ноль в пользу «Авроры». Первый и второй десант были отражены с серьёзным уроном – потери союзников составили 400 человек. Французский адмирал Феврие Де Пуант, принявший командование после Дэвида Прайса, отчалив от охраняемой «Авророй» Камчатки, умер по дороге домой, как писали, «от стыда и огорчения».*

*Источник Константин Кудряшов

 

Генерал - Губернатор Восточной Сибири Н.Н. Муравьёв

3 марта 1855 года есаул Мартынов привёз от генерал губернатора Восточной Сибири Н.Н. Муравьёва, распоряжение о срочной эвакуации всех жителей, гарнизона и имущества Петропавловского порта в устье Амура, где находился пограничный пост Николаевский. 

К боевым действиям на Тихом океане готовилась англо-французская эскадра в 26 вымпелов. 

В.С. Завойко провёл эвакуацию Петропавловска, приказал капитанам судов забрать всё имущество и отправиться  в залив Де-Кастри. 

4 апреля 1855 г. безоружные транспорты  «Иртыш» и «Байкал» ушли первыми.

Всё недвижимое имущество Петропавловска дома, склады и портовые постройки были сожжены.

5 апреля 1855 года, забрав остатки гарнизона, вышли в путь к устью Амура фрегат «Аврора», корвет «Оливуца», военный транспорт «Двина» и боты № 1 и «Кадьяк». Через месяц, 5 мая все суда отряда собрались в заливе Де-Кастри.

8 мая в заливе со стороны моря показалась группа кораблей противника (фрегат «Сибилл» (40-пуш.), винтовой корвет «Хорнет» (17-пуш.) и бриг «Биттерн» (12-пуш.). Корвет «Оливуца» был обстрелян, фрегат «Аврора» встал на диспозицию для боя, но противник от боя уклонился и ушел в море.

В кампанию 1855 года против «Авроры» и ещё трёх русских кораблей действовали эскадры из 26 кораблей Джеймса Стирлинга и Чарльза Эллиота. Первый, отчаявшись ловить «Аврору», плюнул на всё и ушёл к берегам Японии – на отдых. Второй же с истинно британским упорством продолжал искать. И наконец-то нашёл. «Маленькая русская эскадра» оказалась запертой в заливе Де Кастри (ныне – залив Чихачёва), в бассейне реки Амур.
Эллиот блокировал «Аврору» в этом заливе и послал за помощью в Японию. Не то чтобы на всякий случай – просто при попытке сблизиться с русскими кораблями англичане оказались обстрелянными. Так что лучше спокойно подождать подкрепления и раздавить наконец этих русских – всё равно уже «Аврора» никуда не денется. 

Однако «Аврора» и другие наши корабли и тут сумели уйти. Эллиот был уверен, что прилегающий к заливу Де Кастри Сахалин – полуостров. И, значит, русские точно в ловушке. Изыльметьев благодаря недавнему открытию Геннадия Невельского знал, что Сахалин – остров. И, значит, можно легко уйти, уже вторично оставив англичан с носом. Что и было проделано. Эллиот, дождавшийся, наконец, подкреплений, «в силе тяжкой» атаковал пустое место.
Дома Эллиота и Стирлинга ожидали обвинения в трусости и потере бдительности. В парламенте предлагали «судить этих бездарных офицеров, навсегда опозоривших славный Британский флот».
Но до дома надо было ещё добраться. А история о том, как «всесильные англичане» были несколько раз подряд обмануты русскими, уже успела разойтись. И вот результат. Чарльз Эллиот стоит в китайском Кантоне на том самом фрегате «Сибил», что должен был раздавить русскую «Аврору». Мимо идёт американский пароход. С него окликают англичанина. И, дождавшись ответа, задорно кричат: «Эй, вы! Слушайте! Русский корабль «Аврора», который вы искали два года, теперь пришёл в Гонконг и сам вас ищет!» После чего пароход даёт полный ход, и, прежде чем оскорблённый Эллиот успевает опомниться, американский вымпел уходит в темноту. 

*Источник Константин Кудряшов

Эскадра которой командовал генерал-майор (контр-адмирал) В.С. Завойко благополучно поднялась вверх по течению Амура и встала на якоря у одинокой избы на левом берегу реки у пограничного поста Николаевский, где несли службу шесть человек пограничной стражи. 

За два с половиной месяца силами солдат, матросов, казаков, «охотников» и эвакуированных жителей уничтоженного Петропавловска стал строиться новый город-порт Николаевск на Амуре.

Крейсеры «Африка» и «Вестник» при открытии памятника в честь победы над англичанами и французами в Петропавловске – Камчатском. «Живописная Россия» 1895 г. Архив В. Чуйко 

За отличие, оказанное при отражении нападения англо-французской эскадры на Петропавловск и спасение кораблей эскадры В.С.Завойко был награжден орденом Святого Георгия III степени.  Позднее Василий Завойко назначен начальником морских и сухопутных сил, находящихся в устье реки Амур  и 12 декабря «за особенные заслуги» по службе в Сибирском крае награжден орденом Святого Владимира II степени, и арендою по чину. Через год отчислен от должности камчатского губернатора и командира Петропавловского порта, с зачислением его по флоту и в том же году переведен в Санкт-Петербург.

Получив предписание вернуться на Балтику фрегат под командованием М. П. Тироля 9 октября 1856 г. вышел из устья Амура, взяв курс от мыса Лазарева в Россию по маршруту залив Де-Кастри – Корейский (Цусимский) пролив Гонконг –Сингапур-Зондский пролив – мыс Доброй Надежды – остров Святой Елены –Шербур – Копенгаген – Кронштадт.

В первые дни плавания у «Авроры» из-за сильных штормов в Японском море расшатался рангоут, протекала палуба. Все это заставило командира изменить курс и зайти в Сингапур, где фрегат отремонтировали, запаслись свежей провизией и водой, и, обогнув мыс Доброй Надежды, взяли курс к островам Св. Елены. Во время этого перехода на фрегате были проведены образцовые метеорологические и астрономические наблюдения. Команда занималась пушечными и парусными учениями. 

Впоследствии «дедушка русского флота» адмирал С.О. Макаров написал о практике ведения метеорологических наблюдений на «Авроре» - «Я позволю себе привести один главнейший пример — это фрегат „Аврора“, под командою Н.И. Изыльметьева. Метеорологический журнал этого фрегата ведён был с замечательной подробностью. От самого Кронштадта и до Петропавловска наблюдения метеорологические производились ежечасно, журнал столь же добросовестно вёлся и далее - в Петропавловске, и это не помешало экипажу фрегата „Аврора“ проявить замечательное самоотвержение и мужество при обороне этого порта. В метеорологическом журнале этого фрегата за 1854 года по этому случаю есть замечательно красноречивая запись, что с 20 августа по 1 сентября (старый стиль) метеорологических наблюдений не производили по случаю военных действий. Но как только военные действия окончились, на фрегате вновь принялись за свои правдивые метеорологические записи». 

Три года девять месяцев и 21 день продолжался кругосветный поход фрегата «Аврора», который закончился 1 июня. Это был последний поход в интересах Российско-Американской компании.

8 апреля 1861 «Аврора» исключёна из списков судов Балтийского флота и продана на слом, при этом имя фрегата по традиции перешло к крейсеру I ранга.

Материал подготовлен из открытых источников в сети «Интерент»

Память

 

Залив Изыльметьева, фото Владимир Чуйко

Контр-адмирал Иван Николаевич Изыльметьев (1813-1871 г. г.)  дослужился до командира Кронштадского порта.

 В честь него были  названы залив в Татарском проливе, Японского моря, побережье Углегорского района Сахалинской области. Залив носит имя Изыльметьева с 1857 г., а мыс получил своё название только в 1947 г., первоначально он назывался мыс Тироля – в честь старшего офицера фрегата «Аврора». Там же находится и гора Изыльметьева. 

В честь первого военного губернатора Камчатки и командира Петропавловского порта генерал-майора Василия Завойко (1809-1898) в Углегорском районе Сахалинской области названа и находится гора Завойко.

Ранее в Углегорском районе существовал посёлок Изыльметьево, Орловского сельского совета (ликвидированы).  

Изыльметьевское газовое месторождение - расположено на шельфе юго-западного Сахалина, в Татарском проливе, на широте г. Красногорска в 20 км. западнее острова. Глубина моря в своде структуры равна 100 м.

Эскадренный миноносец «Капитан Изыльметьев» вступил в строй действующего Балтийского флота в июле 1916 года,  с 31 декабря 1922 года прижизненно при «вожде мирового пролетариата» переименован в «Ленин».