Во славу Российского флота

Первое и последнее военно-морское сражение у Корсаковского поста

Крейсер «Новик» был построен в Германии. Он вошел в строй в 1901 году и сразу произвел фурор. Моряки всего мира тогда завидовали русским и обсуждали быстроходность крейсера. Скорость составляла 42 км в час, по тем временам цифра громадная. Только англичане сначала пытались иронизировать по поводу его тонкой брони, но уже через два года начали строить подобные легкие суда.

Крейсер II ранга «Новик» после постройки в Германии

Вскоре крейсер направили охранять рубежи Дальнего Востока России. Командиром был назначен один из талантливейших моряков той эпохи Николай Эссен. Современники выделяли «Новик» не только скоростью и маневренностью, но и особым духом, которым была проникнута команда. Командир сумел сплотить всех офицеров и матросов. Только одна деталь, на «Новике» был собственный духовой оркестр.

Крейсер «Новик» проявил себя в первом же сражении русско-японской войны. «Дерзкий забияка» выбивался из общего строя и выходил в атаку самостоятельно. Во всех дальнейших боевых действиях «Новик» чаще других участвовал в вылазках против японцев. И так как члены команды зарекомендовали себя дерзкими и отважными моряками, то посылать их в бой стали чуть ли не ежедневно.

В результате «Новик» совершенно надоел японцам и они решили покончить с ним раз и навсегда. Для этой цели они собрали 17 миноносцев и бросились на одинокий крейсер. Несколько раз они пытались атаковать крейсер общими силами, но обладая большой скоростью «Новик» держал их на расстоянии выстрела своих орудий. Миноносцы разделились на группы и пытались нападать с трех сторон. Но бесполезно. «Новик» доказал полное превосходство в искусстве маневрирования и умения использовать скорость. Противник удалился со значительными потерями. И после этого боя неприятельские миноносцы при приближении «Новика» разбегались в разные стороны.

Когда  28 июля 1904 года порт-артурская эскадра пошла на прорыв во Владивосток. Японцы преградили путь. Завязался бой, в результате которого одна часть наших кораблей вернулась в Порт-Артур, а другая интернировалась в нейтральных портах. И только «Новик» остался верен приказу идти во Владивосток.

10 августа (28 июля) 1904 года крейсерам Российского императорского флота «Аскольд» и «Новик» по окончании боя удалось совершить прорыв через линию неприятельских крейсеров и миноносцев. Во время прорыва в левый борт «Новика» попало три снаряда. В погоню за прорвавшимися крейсерами отправились японские корабли «Читосе», «Касаги» и «Такасаго», но к 20:30 они отстали и скрылись из виду. Еще через час на «Новике» начали греться воздушные насосы холодильников, а затем резко увеличилась соленость воды в котлах. На крейсере застопорили ход, а «Аскольд» самостоятельно отправился в Шанхай. После небольшого ремонта снова дали ход только бортовыми машинами. Однако после полуночи вышел из строя один котел, затем другой, а к рассвету уже пять и значительно возрос расход угля.

Крейсер «Новик» в Кронштадте

Для пополнения запасов угля было решено идти в Циндао - военно-морскую базу Германии на территории Китая, о чем было сообщено встреченным утром крейсеру «Диана» и миноносцу «Грозовой». В Циндао «Новик» пришел в 17:00 11 августа (29 июля) 1904 года. За полчаса до этого на внешнем рейде бросил якорь миноносец «Бесшумный», а в 21:00 в Циндао пришел броненосец «Цесаревич», командир которого сообщил о своем решении интернировать корабль до конца войны.

После десятичасового пребывания в гавани и приняв на борт 250 т угля «Новик» вышел в море, намереваясь пройти во Владивосток для соединения с русским крейсерским отрядом. Командир корабля капитан 2-го ранга Максимилиан фон Шульц решил совершить переход вдоль восточных берегов Японии и пройти к Владивостоку через один из проливов, соединяющих Тихий океан с Японским морем,- Сангарский или Лаперуза. Во время следования в пролив Ван-Димена 13 августа (31 июля) «Новик» заметили с японского парохода, который крейсер не стал преследовать, экономя уголь. О чем было сообщено начальнику Генерального штаба адмиралу Ито, который приказал выделить два крейсера «Читосе» и «Цусима» для поисков «Новика». После 700 миль пробега на крейсере «Новик» начали лопаться трубки в котлах, появились стуки в машине, средний расход угля составлял 36 т в сутки, командир корабля принял решение идти в пост Корсаковский на Сахалине через Курильские острова.

Японский крейсер  «Цусима»

16 (3) августа крейсером был встречен английский пароход «Целтик», следовавший в южном направлении. После осмотра пароход отпустили, однако с него сообщили в Токио, что «Новик» идет десятиузловым ходом и возможно будет прорываться через Сангарский пролив в ночь на 19 августа. И у выхода из пролива рядом с о. Сейма расположились «Читосе» и «Цусима» ожидая русский крейсер. Тем временем «Новик» подошел к узкому проливу Измены между островами Хоккайдо и Кунашир, где находился маяк связанный телеграфом с остальной Японией. Попытка пройти под прикрытием тумана не удалась – в то время когда «Новик вошёл в пролив, туман рассеялся и с маяка немедленно передали в Токио о проходе русского корабля, а через несколько часов «Читосе» и «Цусима» полным ходом направились к проливу Лаперуза.

В субботу 20 (7) августа 1904 года в 6:00 броненосный крейсер II ранга «Новик» встал на якорь на рейде поста Корсаков. В 9:30 началась погрузка угля, его подвозили на пристань телегами, грузили в баржи после чего буксировали к крейсеру и перегружали. На берегу погрузкой угля руководил лейтенант А. П. Штер. Командир корабля приказал оставить пары только в двух котлах, а в остальных срочно заглушить многочис­ленные лопнувшие за поход трубки. Начальник корсаковской команды полковник И. А. Арцишевский послал телеграфное донесение военному губернатору Сахалина генерал-лейтенанту М. Н. Ляпунову и далее по инстанции это донесение дошло до Петербурга уже за подписью адмирала Е. И. Алексеева.

 В 14:30 радиотелеграфист крейсера услышал переговоры приближающегося противника, с крейсера на берег передали семафорный сигнал немедленно прекратить работы и возвращаться на корабль. К 16:00 удалось ввести в действие семь котлов, в остальных продолжались работы. В 16:25 с юга показался дым, а через пять минут «Новик» снялся с якоря взяв направление на юг. Крейсер набрал предельно возможную скорость 18—19 узлов, двигаясь в восточную часть залива Анива и намереваясь ввести в заблуждение противника — командир корабля рассчитывал после наступления темноты лечь на обратный курс в пролив Лаперуза.

В ночь на 20 августа 1904 года японский бронепалубный крейсер III ранга «Цусима» находился в самом узком месте пролива Лаперуза. Утром к нему подошел бронепалубный крейсер «Читосе» под командованием капитана 1-го ранга Такачи Скеичи, который приказал следовать в залив Анива и осмотреть Корсаковский пост. По замыслу японского командира «Читосе» должен был оставаться на выходе из залива Анива для предотвращения возможного прорыва, а крейсеру «Цусима» внешне походившему на русский «Богатырь» удастся сблизится сблизиться с более быстроходным «Новиком» до опознания.

В 17:00 японский крейсер вошел в залив Анива и начал приближаться к пристани Корсаковского поста. При обнаружении русского крейсера «Цусима» двинулся ему наперерез и послал на «Читосе» радиограмму:

Схема боя у Корсаковского поста

Бой между крейсерами «Новик» и «Цусима» начался в 17:10 20 (7) августа 1904 года с расстояния около 40 кабельтовых. Вес бортового залпа русского крейсера составлял 88 кг против 210 у японского корабля. «Новик» открыл огонь правым бортом первым, в ответ «Цусима» начал стрелять с левого борта и сократив расстояние до 35 кабельтовых лег на параллельный курс. Вначале японские снаряды давали перелеты, но вскоре стали ложиться ближе. Чтобы сбить пристрелку, «Новик» начал описывать ряд разнодужных координат, держа противника в пределах 35 - 40 кабельтовых. В 17:20 снаряд пробил обшивку русского крейсера под броневой палубой в районе рулевого отделения, которое стало заполняться водой. В 17:30 взрывом повредило кормовой мостик и машинные вентиляторы, сорвало часть фальшборта у ютового орудия, убило комендора орудия Н.Д. Аникина, смертельно ранило унтер-офицера П.И. Шмырева и матроса М.П. Губенко. Командир орудия левого нестреляющего борта сам прибежал заменить убитого. Еще один взрыв разрушил командирскую и штурманскую рубки, взрывом ранило лейтенанта Штера и еще десять матросов. В двух котлах лопнули водогрейные трубки, и скорость резко снизилась. Перевязавшись тут же, на палубе, Штер продолжал управлять огнем кормовых орудий. Огонь японского крейсера заметно ослабел, но 17:35 одновременно два снаряда попали ниже ватерлинии в рулевое и сухарное отделение, корма села на 80—90 см. К 17:40 затопило отделение под командирским помещением, часть кают, провизионный и кормовой патронный погреб, что привело к дальнейшему увеличению дифферента. Тогда же была получена еще одна подводная пробоина, вода появилась в отсеках под кают-компанией и рулевым отделением. Тут же вышли из строя еще два котла, ход уменьшился вдвое. Командир принял решение прекратить бой и вернуться в Корсаковский пост.

В 17:50 дифферент на корму у «Новика» составлял 1,8 м, начал плохо действовать руль и крейсер повернул к берегу. Несмотря на большие повреждения на палубе все орудия продолжали действовать, из экипажа все, кто мог, после быстрой перевязки, остались в строю. К удивлению, японский крейсер тоже повернул на расходящийся курс, и прекратил стрельбу. Русские моряки продолжали вести огонь уже с левого борта, они видели, что «Цусима» управляясь машинами идет зигзагами с креном на корму. В 17:55 на «Новике» для выравнивания растущего на правый борт крена было применено контрзатопление отсеков по левому борту. В этот момент японский крейсер остановился совсем, однако радиоперехваты свидетельствовали о том, что недалеко находятся другие корабли противника. В 18:10 руль на «Новике» перестал действовать окончательно, в течении пяти минут был прекращен и артиллерийский огонь. В 18:20 русский крейсер медленно вошел на Корсаковский рейд управляясь только машинами, после чего команда немедленно приступила к подведению пластыря на пробоины в рулевом отделении и начали откачивать воду. На «Цусима» также завели пластырь. Будучи не в состоянии продолжать бой, японский крейсер дал радиограмму на «Читосе», находившимуся на расстоянии четырех часов хода, что «Новик» идет в Корсаковский пост. В 18:40 японский крейсер дал малый ход и начал уходить, а «Новик» перешел ближе к берегу, однако при этом напором воды сорвало пластырь. Став на якорь в 960 м от берега, чтобы в случае необходимости легче было спасать экипаж, приступили к осмотру повреждений русского корабля.

Бронепалубный крейсер «Читосе» (Титосе)

Осмотр показал, что всего крейсер «Новик» получил около десяти попаданий из них три подводные пробоины в корме. Во внутренних помещениях находилось около 250 т воды. Исправными оставались от силы шесть котлов из двенадцати. Причем выяснилось, что одну из пробоин в рулевом отделении своими силами заделать не удастся - снаряд попал в стык борта с броневой палубой, вызвав длинные трещины. К тому же стало ясно, что и воду из отсеков за ночь откачать не удастся – в Корсакове для этого не было никаких средств, а собственные вышли из строя. Из-за этих повреждений, а также предвидя, что выход из залива Анива перекрыт неприятелем, дальнейший переход «Новика» во Владивосток становился невозможным. Командир корабля капитан 2-го ранга Максимилиан фон Шульц принял решение затопить корабль на отмели у Корсаковского поста. В 19:00 началась эвакуация на берег раненых, затем приступили к свозу на баржах имущества, личного состава и всего, что можно было снять из дельных вещей. В 22:00 был спущен вымпел, а спустя час - отклепан якор­ный канат и открыты кингстоны. Взрывать «Новик» не предполагалось - рассчитывали, что позднее удастся поднять корабль с помощью соответствующих средств затребованных из Владивостока. В 23:30 мин крейсер лег на грунт на глубине 9 м, накренившись на правый борт до 30°, трубы, мачта и значительная часть верхней палубы остались над водой.

Японский крейсер «Цусима» в ожидании подхода «Читосе» находился у входа в залив Анива, осматривая горизонт и опасаясь новой попытки прорыва русского крейсера. «Читосе» появился ночью и двинулся к Корсаковскому посту освещая путь тремя прожекторами. Поиски «Новика» продолжались до рассвета. Около 6 утра, когда рассвело, японцы увидели затопленный крейсер. Подойдя к нему на расстояние 45 кабельтовых «Читосе» открыл артиллерийский огонь. Расстрел «Новика» продолжался в течение часа, выпустив по русскому кораблю около ста снарядов, японский крейсер сблизился с ним до 13 кабельтовых и перенес свой огонь на берег. Затем японские крейсера ушли из Анивы и присоединились к эскадре. После утреннего обстрела на «Новике» были разрушены две дымовые трубы, повреждена мачта, разбит кормовой мостик, а в палубе и надводной части борта появилось множество пробоин от осколков. На берегу была повреждена церковь, пять казенных и одиннадцать частных домов. «Оборонительный отряд находился на позициях, убитых и раненых нет» - телеграфировал ночью 21 (8) августа 1904 года царю военный губернатор Сахалина генерал-лейтенант М. Н. Ляпунов.

Получивший подводную пробоину крейсер «Цусима» был отправлен в ремонт. Достоверных данных о потерях среди личного состава японского корабля нет.

Утром 22 августа 1904 года близ на берегу залива торжественно были похоронены четыре члена экипажа крейсера «Новик» - двое были убиты в бою и двое умерли от ран. В тот же день была получена телеграмма, предписывавшая командиру корабля М.Ф. Шульцу срочно прибыть во Владивосток и принять командование крейсером «Громобой». Остальным офицерам с командой предлагалось выступить походным порядком в Александровский пост, откуда уже водным путем следовать в Хабаровск и далее во Владивосток. Для подъема с «Новика» ценных предметов и вооружения надлежало оставить в посту Корсаков «необходимое количество матросов под командой опытного офицера» (был назначен мичман А.П. Максимов).

25 августа М.Ф. Шульц вместе с младшим инженер-механиком Б.В. Ждановым покинул Корсаков. Основная часть экипажа «Новика» под командой лейтенанта К.А. Порембского 30 августа выступили в Александровский пост и проделав путь по Сахалину длиной более 500 верст 14 сентября 1904 года прибыли в Николаевск, а 24 октября во Владивосток, где их ждала торжественная встреча. В Корсаковском посту остались инженер-механик Пото, 28 человек нижних чинов, 14 человек больных и раненых в госпитале села Владимировка под командованием мичмана А.П. Максимова. Ими был изготовлен из подручных средств импровизированный плавучий кран, с помощью которого с «Новика» была снята вся артиллерия крейсера и механизмы, имеющие хоть какую-нибудь ценность. Два 120-мм (одно из орудий сегодня находится на территории Сахалинского областного краеведческого музея) и два 47-мм орудия были установлены на береговых позициях для защиты затопленного крейсера.

Затопленный крейсер «Новик» порту Корсаков

В сентябре японцы предприняли две попытки пробраться на «Новик» и уничтожить его заложив мины. Обе атаки были отбиты оставшейся на берегу частью экипажа и местным воинским формированием. Вскоре после Цусимского сражения мичман Максимов получил приказ: «Взорвать крейсер, имущество раздать бедным, взяв расписки». Сначала взорвали орудия на берегу, затем одну 3-пудовую мину взорвали у средних машин крейсера с левого борта. Последнюю мину взорвали в угольной яме между первой и второй кочегаркой, разрушив первое котельное отделение «Новика». Моряки «Новика» до последнего обороняли затопленный крейсер от японских диверсий, а после - приняли непосредственное участие в обороне Сахалина. После подписания Портсмутского мира и передачи Японии Южного Сахалина, крейсер «Новик» был поднят японцами 16 июля 1906 года. После проведения восстановительного ремонта он вошел в состав японского флота под названием «Судзуя» («Сусуя»), а 1913 году был разобран на металлолом.   

В честь крейсера на Сахалине названы поселок Новиково, мыс Новик, гора Новик и река Новиковка. Имя «Новик» получил остров в архипелаге Северная Земля; остров Менц-Сари в Выборгском заливе теперь переименован в Новик. В экспозиции Сахалинского областного краеведческого музея можно увидеть остатки двух 47-мм орудий и матросские вещи. На территории музея находится и ствол 120-мм орудия крейсера. К сожалению не сохранился храм-памятник в Южно-Сахалинске, около которого находилась труба «Новика» и другие реликвии. 20 августа 1914 года на 110-ю годовщину боя, на площади у южного порта в Корсакове в торжественной обстановке открыт памятник морякам легендарного русского крейсера «Новик».