Вспоминая историю Григорий Смекалов

Сахалинский пограничник Сергей Савельев - олимпийский чемпион

В октябре 2005 года от сердечного приступа оборвалась жизнь Сергея Петровича Савельева… Ему было всего 57 лет.

Один из лучших лыжников мира конца 70-х годов. Родился 26 февраля 1948 года в городе Райчихинске Амурской области.. В сборной СССР с 1973 года. Заслуженный мастер спорта. Олимпийский чемпион (1976) в гонке на 30 км. Чемпион мира (1978) на той же дистанции. Бронзовый призер Олимпиады-76 в эстафете 4х10 км. Чемпион СССР 1973, 1976–1978, 1981.

Награжден орденом «Знак Почета».

По окончании карьеры в разные годы работал начальником лыжной команды ЦСКА, в охранном агентстве, тренером в администрации Западного округа Москвы.

 

Всё-таки, спорт высоких достижений это непередаваемая драматургия. Лишь немногие единицы достигают желаемого результата. И трагизм спортсменов даже не в травматизме и не в том, что отдав все силы на Славу Родине, в молодом и цветущем возрасте спортсмен, чаще всего, перестает интересовать общество , руководство этой самой страны, спортивное чиновничество… На мой взгляд, главный трагизм спортсмена – его нереализованность. Сам он лучше, чем кто-нибудь другой знает свои силы и возможности, знает насколько короток, отпущенный для реализации задуманного срок… Но… в процесс (необратимый порою) вмешиваются внешние факторы. На том накале страстей, на той концентрации силы и воли… напряжение бывает нечеловеческое.

ПО ПРИКАЗУ СТАРШИНЫ

Это было невероятно: среди призеров 30-километровой гонки – первой в лыжной программе Олимпийских игр-76 – не было ни норвежцев, ни финнов, ни шведов. Пьедестал без скандинавов – впервые в истории Белых Олимпиад! Кто мог себе такое представить накануне? Но еще более непредсказуемой оказалась победа 28-летнего советского лыжника Сергея Савельева, лучшим международным достижением которого до этого было десятое место в 50-километровой гонке чемпионата мира 1974 года.

– «Тридцатку» в Инсбруке я выиграл неожиданно даже для себя, – вспоминал потом Сергей. – Рассчитывал быть третьим. Вечером накануне гонки Федор Симашев и биатлонист Александр Ушаков убеждали меня, что я стану вторым. А Толя Шмигун – мы жили в одном гостиничном номере, – узнав об этом, сказал: «На что тебе второе место? Выигрывай!». Мне достался 35-й стартовый номер. Поначалу дела на лыжне не заладились. После первой половины дистанции даже в шестерку лучших не входил. Но потом прибавил. В итоге на 25 секунд опередил американца Билла Коха, который долгое время лидировал. И без всякой надежды на медаль стал дожидаться окончания гонки. Даже на табло практически не смотрел – думал: если 20-летнего американца с трудом «сделал», то ребята из «красной группы» точно «привезут» мне не меньше минуты… Но через некоторое время гляжу: все фавориты уже в финишном городке, а моя фамилия по-прежнему на верхней строчке. Вот это да! В первый момент даже поверить не мог…

Сразу после той гонки специальный корреспондент «Советского спорта» на Олимпиаде Анатолий Коршунов поинтересовался у Савельева: «Кто еще причастен к его победе?». И знаете, чью фамилию в первую очередь назвал Сергей? Тимофея Лоншакова, старшины-пограничника с Сахалина, где в 68–69-м годах будущий олимпийский чемпион проходил срочную службу. Именно он убедил увлекающегося тогда легкой атлетикой рядового Савельева всерьез заняться лыжными гонками. А приказы в армии, как известно, не обсуждаются.

   Мне довелось встречаться с Сергеем Петровичем во время его пребывания на Сахалине в 1984 году. Тогда я ещё не знал множество деталей из жизни великого лыжника. Но обратил внимание, что взгляд у спортсмена был не веселый, а сам он предпочел о спортивной биографии отмолчаться.  Вот воспоминания о пограничной службе на Сахалине оживили лицо Савельева. Появилась и долгожданная улыбка. Сергей Петрович с удовольствием вспоминал молодые годы на службе, своего старшину погранзаставы, наряды и боевых товарищей…

      Сергей Савельев навсегда связал историю Белых Олимпиад с островом Сахалин. Давайте вспомним великого спортсмена добрым словом. И перечитаем статью о нём Бориса Валиева:

        «Трудно поверить, но уже через пять лет после того, как Сергей впервые встал на лыжи, он выиграл чемпионат СССР в гонке на 50 км. Это при тогдашней-то конкуренции! «Кое-кто не выдержал, а я дотерпел до конца, но главное – что меня после этого взяли в сборную» – так сам Сергей расставил приоритеты после той сенсационной победы в Мурманске.

НЕЗАНЯТЫЙ ТРОН

После свалившегося на него, как снежная лавина, успеха в первой гонке Олимпиады-76 поймавший кураж Савельев замахнулся на трон «короля лыж» (это когда побеждаешь на дистанциях 30 и 50 км в рамках одной Олимпиады или чемпионата мира. – Прим. Б.В.). Специально пропустил старт на 15 км, чтобы восстановить физические и моральные силы после драматичной для сборной СССР эстафетной гонки 4х10 км (там на первом этапе у Евгения Беляева сломался носок ботинка, и он 2 км бежал в чужом, на два размера меньше, а на третьем – тренеры не угадали с мазью для Савельева. – Прим. Б.В.).

…До 23-го километра марафонской гонки Сергей шел в одно время с лидером – норвежцем Иваром Форму – и поддерживал это равновесие без сверхусилий, а потом произошло то, что случилось с Беляевым в эстафете… Находившиеся рядом тренеры сборной – Борис Быстров и Виктор Иванов – среагировали мгновенно, но сначала под рукой оказалась только чья-то ненамазанная лыжа, а когда принесли нужную, убежали полторы минуты, которые в подобных ситуациях практически не отыгрываются…

10 марта 1976 года, через месяц после Олимпиады в Инсбруке, Савельев выиграл марафонскую гонку на Лахтинских играх, в которой участвовали все сильнейшие, в том числе и олимпийский чемпион Форму, занявший четвертое место. Но эта более чем уверенная победа лишь усугубила драму Савельева, случившуюся на трассе олимпийского марафона …

Словно решив добить Сергея до конца, судьба уготовила ему почти тот же, олимпийский, сценарий и на чемпионате мира 1978 года в Лахти. Победа с преимуществом почти в минуту на дистанции 30 км, и затем – элементарный просчет с подбором мази в марафоне, в котором он, по собственным словам, перед стартом не видел конкурентов…

Годы службы Сергея Савельева в ПВ КГБ СССР выпали на период Даманских событий. На фото: март 1969 года сводный отряд сахалинских пограничников отправляется на китайскую границу...   Оставшиеся несли службу, как говорится, "за того парня"

САМЫЙ МЛАДШИЙ, НО САМЫЙ ЗАБОТЛИВЫЙ

Рассказывает Александр Воронин, заслуженный тренер СССР, одноклубник и друг Савельева:

– Мы оба родом с Дальнего Востока. Сергей – из Амурской области, я – с Сахалина. Начинали вместе выступать на зональных соревнованиях, только он, в то время студент Хабаровского института физкультуры, – за «Буревестник», а я – за армию. Правда, когда в 75-м году новый главный тренер Вооруженных сил лыжной сборной Анатолий Акентьев формировал команду и пригласил нас в Москву, в ЦСКА, мы были уже одноклубниками. Сергей к тому времени успел стать чемпионом СССР в марафонском беге и выиграть две бронзовые медали на дистанциях 15 и 30 километров.

Ракетные войска по протекции ЦСКА выделили ему двухкомнатную квартиру в Подмосковье, в Одинцове, в которой мы поначалу жили вдвоем. До тех пор, пока он не перевез туда с Дальнего Востока своих родителей и сестру с ребенком. Сергей вообще очень трепетно относился к близким. Забота о них для него была на первом месте, хотя из четырех родных братьев и двух сестер он был самым младшим…

После Олимпиады в Инсбруке он обзавелся собственной семьей. С Еленой, будущей женой, познакомился, если не ошибаюсь, где-то в Прибалтике, на сборах. На свадьбе гуляла вся сборная. Но Сергею не повезло с первым браком: он просуществовал не больше пяти лет. По слухам, после развода Елена с дочерью уехали в Америку. Но сейчас дочь, по-моему, живет в Москве. По крайней мере на похоронах отца она была…

«ТРИДЦАТКА» БЕЗ ШАНСА

В 1989-м, в 40 лет, Сергей женился во второй раз. Со своей новой избранницей, тоже Еленой, он познакомился в январе 80-го года под Красногорском, в пансионате 1-го автокомбината, где национальная команда по лыжным гонкам проводила последний сбор перед отъездом на Олимпийские игры в Лейк-Плэсиде.

Рассказывает Елена Савельева, супруга Сергея Петровича:

– Не могу утверждать, но, по-моему, перед вылетом какой-то предварительный разговор с тренерами относительно своих олимпийских перспектив у Сергея состоялся. Что ему сказали, не знаю, но я прекрасно помню, что улетал он в смятенных чувствах. Может быть, уже тогда ему дали понять, что на дистанции 30 км на него мало рассчитывают?

А он очень многого ждал от этой Олимпиады, готовился к ней, как никогда, поскольку понимал, что она у него последняя. Потом много раз говорил мне, что у него был шанс на «тридцатке»: если не победить, то в тройке непременно оказаться. Но ему его не дали: Быстров Борис Михайлович, тогдашний главный тренер сборной, поставил на эту гонку Зимятова, Рочева, Беляева и Бажукова. Последние двое были спринтерами и заняли в итоге соответствующие специализации места – за первой десяткой. Но никакого общественного резонанса это тренерское решение не имело, поскольку Зимятов и Рочев завоевали золотую и серебряную медали, а победителей, как известно, не судят…

Для Сергея это был тяжелый психологический удар, от которого он так до конца и не оправился. Готовился, настраивал себя на эту гонку – и все впустую. Может быть, поэтому ничего не получилось в беге на 50 км. Занял только пятое место при полном, по его словам, отсутствии соревновательного тонуса.

Из Лейк-Плэсида вернулся расстроенным донельзя…

1984 год. Южно-Сахалинск. Автор поста во время встречи с Сергеем Савельевым на трибунах стадиона "Спартак"

 ВО СНЕ БЫЛИ ИНЫЕ СЦЕНАРИИ

Каждый человек, наверное, имеет свою жизненную шкалу везения. У Савельева столбик в ней практически постоянно находился ниже нуля, несмотря на его победы на Олимпийских играх, чемпионатах мира и СССР. Трудно сказать, был ли еще в истории отечественного лыжного спорта гонщик, которого отчислили бы из сборной после пятого (!) места на Олимпиаде и двух бронзовых медалей (на дистанциях 30 и 50 км), выигранных на чемпионате СССР, состоявшемся через месяц после нее?

«Надо дать дорогу молодым», – сказал Сергею Быстров, объясняя решение руководства федерации о выводе его из состава национальной команды. Но где была эта молодежь, если и в следующем сезоне на чемпионате страны 32-летний Савельев без всякой подготовки стал третьим в гонке на 15 км и первым в составе эстафетной команды Вооруженных сил?..

Трагическая случайность, стоившая ему золота в марафонском беге на Олимпиаде 76-го года. Две тренерские ошибки со смазкой лыж – в эстафетной гонке на тех же Играх в Инсбруке и на чемпионате мира 1978 года на дистанции 50 км. Тренерская немилость при формировании состава участников бега на 30 км в Лейк-Плэсиде… Все эти гонки снились Сергею до последних дней. И всегда с абсолютно другими сценариями – победными для него. Если бы можно было начать все сначала, он бы не задумываясь согласился. Только ради того, чтобы выиграть титул «короля лыж», который так и остался его несбывшейся мечтой.

С одной стороны – олимпийский чемпион, чемпион мира, с другой – постоянные душевные терзания по поводу своей нереализованности на лыжне. Мысль о том, что его вынудили уйти из сборной в самом расцвете сил, не давала ему покоя до конца жизни…

ОЛИМПИЙСКИЕ МЕДАЛИ НЕ ПРОДАЮТСЯ

Рассказывает Елена Савельева:

– Сначала тренировка, а потом все остальное! Это была его жизненная установка, которая не обсуждалась. Помню, с каким трудом он находил время для свиданий в первые годы нашего знакомства. Для того чтобы его было побольше, старался, как сам признавался, бегать на тренировках быстрее…

Каким он был человеком? В первую очередь необыкновенно добрым, гостеприимным и компанейским. Масса друзей и знакомых в разных концах страны. Когда кто-то из них приезжал в Москву, сразу же звонил Сергею, потому что все знали, что он непременно пригласит к себе: тогда с гостиницами было туго. В нашем доме постоянно находились гости…

Мне кажется, что эта открытость Сергея, его желание в каждом видеть друга и говорить в глаза то, о чем думаешь, в конце концов его и погубили…

В самый разгар перестроечного периода, когда Союз на глазах развалился, Сергея, больше десяти лет проработавшего начальником лыжной команды ЦСКА, уволили из армии. Сначала не присвоили ожидаемое им очередное звание полковника, а потом подвели под сокращение. Сейчас уже плохо помню ту историю, но знаю, что расстался он с любимыми Вооруженными силами с большой обидой, которую не залечило даже время…

Я тогда сидела дома с ребенком (в 90-м году у нас родился сын Петр), а тут еще и муж оказался безработным… Чтобы прокормить семью, он по протекции каких-то знакомых устроился в торговую фирму – возил на собственной «Волге» продукты со склада в магазин. Затем работал простым охранником в одном из агентств. Этот период дался Сергею очень тяжело, мне даже кажется, что у него произошел какой-то психологический надлом. Его знания и опыт в лыжном спорте, накопленные за столько лет, оказались никому не нужными… Мало кто, кстати, знает, что, будучи начальником лыжной команды ЦСКА, он как тренер подготовил двух мастеров спорта международного класса. Один – Антон Сергеев, фамилию другого, к сожалению, уже не вспомню.

В те трудные в материальном плане времена было предложение продать олимпийские медали, но этот вопрос обсуждался не более полуминуты. Сошлись на том, что даже в голодные военные годы люди не торговали семейными реликвиями…

Не поверите, – Елена делает паузу, – когда в 2003 году олимпийским чемпионам стали выплачивать президентскую стипендию, Сергей обрадовался не столько этим 15 тысячам рублей (хотя деньги, понятно, никогда не бывают лишними), сколько тому факту, что о них, олимпийских чемпионах, наконец-то вспомнили…

В последние годы он занимал тренерскую должность в управлении Комитета по физической культуре и спорту администрации Западного округа Москвы. Но готовил в основном лыжные трассы на принадлежащей округу базе в подмосковной деревне Ромашково. А когда в 1999 году по предложению начальника управления Александра Еремина там начали проводить лыжные гонки на призы Сергея Савельева и нашлись достойные спонсоры, эти соревнования стали для него главным делом жизни. Помнится, на первой гонке в свою честь он даже пробежал любимую «тридцатку» (по-моему, в последний раз в жизни). С 2006 года эта гонка стала Мемориалом Савельева…

БЕГ К ПОСЛЕДНЕЙ ЧЕРТЕ…

Рассказывает Иван Исаев, главный редактор журнала «Лыжный спорт»:

– Весной 2005-го я подвозил Сергея Петровича на гонку «Майская лыжня». В рамках этих уникальных соревнований (при температуре +25 на сохраненном с зимы снеге. – Прим. Б.В.) проводилась ветеранская «гонка чемпионов» с возрастным гандикапом. В дороге он говорил о том, что каким-то особенным образом запарафинил лыжи. Все рассуждал – смазывать их или нет? С одной стороны, без мази боялся не выдержать гонку физически. С другой – с мазью тоже идти опасался, предполагая, что при такой погоде она будет тормозить. В тот день Сан Саныч Завьялов (двукратный олимпийский чемпион, чемпион мира. – Прим. Б.В.) в ответ на мой вопрос, какую мазь он будет использовать, рассмеялся:

– Да какая разница? Это вон Савеля все никак не может успокоиться, чем ему намазаться. А мне что здесь – Олимпиаду «валить»?

Сергей Петрович очень серьезно относился к каждому ветеранскому старту, специально готовился. Он не мог, подобно Завьялову и Зимятову, картинно и нарочито спокойно скользить по лыжне, абсолютно не заботясь о результате. Даже к концу шестого десятка стремился выиграть каждую гонку.

В тех соревнованиях Петрович, кстати, бежал с температурой 38. Когда после финиша это выяснилось и у него спросили: зачем? – он ответил, что не мог подвести и не приехать.

Мне неизвестно, чем занимался Савельев в последние годы. Но знаю, что он не стал ни крутым бизнесменом, ни большим чиновником, ни знаменитым тренером. Он, на мой взгляд, просто никак не мог остановиться: все бежал и бежал к своей последней финишной черте. Все отмеренные ему годы…

Больно, страшно и стыдно… Люди, которые отдали всё в копилку достижений своей страны, в один момент стали отработанным материалом, предоставленным самому себе. Кто-то сумел с успехом экспортировать свой талант на Запад, кто-то неожиданно нашёл себя в бизнесе и политике. Владислав Третьяк, Ирина Роднина, Вячеслав Фетисов… Они — депутаты, министры, лица олимпиады и российского спорта. Но это единицы, а остальные…. Впрочем, чемпионы не хотят ни жалости, ни сочувствия. Они, словно сговорившись, на вопрос: «Тяжело?» — отвечают: «Не тяжелее, чем всем».

 

Григорий Смекалов